От чалмы до банданы


От чалмы до банданы


Уж если что и было всегда в облике женщины чисто дамского, изысканного так это головные уборы. Шляпы, шляпки, шапочки, кружевные мантильи, набивные платки, шелковые шали чем только ни покрывали свои головки дочери Евы. Увы, культура ношения головных уборов современными женщинами практически утеряна. Еще в изысканном высшем свете или на богемной тусовке можно увидеть на чье-то голове настоящее произведение искусства и подивиться тому, как величаво и со вкусом это произведение удается нести по жизни. Но в обыденной жизни все это, как правило, утрачено. Да и современные ритмы жизни чаще всего не дают возможности щегольнуть чем-то эдаким.

Тем не менее из нашего гардероба не исчезли те предметы, которые честно выполняют утилитарную функцию защиты головы от воздействия непогоды. Более того, в нашем климатическом поясе без них просто невозможно обойтись зимой морозы и снег, осенью и весной дождь и ветер, летом иссушающее солнце. Что же предлагает нам мода на весенне-летний сезон 2002 года?

А мода, оказавшись как бы на психологическом сломе двух настроений да еще и на естественном природном переходе от сезона к сезону, видимо, решила как раз не очень напрягать своих преданных почитательниц. Ничего сверхэкстраординарного нам на теплый сезон не предлагается. Нет, конечно, есть дизайнеры, которые готовы из любого самого утилитарного предмета сделать что-то экстремальное. Ну, натура у них такая только дать почудить. Вот и знаменитый Стивен Джонс, посвятивший свою последнюю коллекцию России, насоздавал такого, что с трудом укладывается в рамки нормального восприятия, скажем, вполне НЭПмановскую шапочку-горшок, выложенную прямоугольными стразами по всей поверхности, словно Красная площадь брусчаткой, или шляпку в форме красной звезды с очень длинными и острыми кончиками. Возможно, это отражает представление матера о России, но в самой России в этом ходить довольно сложно.

В целом же шляпных дел мастера покорно идут за общими направлениями мировой моды, честно отрабатывая те же мотивы, которые являются доминирующими в основных коллекциях. Скажем, раз возник интерес к этническим мотивам вот вам и головные уборы соответствующего стиля. Сразу несколько ведущих кутюрье сопроводили свои коллекции в восточном стиле вполне элегантными чалмами (Gaultier, Dior, Victor & Rolf). Причем у кого-то форма, расцветка и даже материалы практически буквально повторяют традиционные головные уборы Востока, а кто-то постарался несколько европеизировать чалму и осовременить ее с помощью более традиционных для Европы материалов.

К этническим (или, возможно, к фольклорным) направлениям можно отнести такие, как маленькие блестящие шляпки с низкой тульей и гладкими и жесткими полями в испанском стиле, ковбойские шляпы со всеми положенными атрибутами (например, у Dior металлические пряжки рейнджеров и индейские перья), совершенно испанские или, может быть, латиноамериканские кружевные мантильи. Это довольно интересно, но опять-таки вряд ли получит широкое распространение в России в силу природного темперамента и климатических особенностей.

Гораздо более приемлемыми кажутся направления моды, пришедшие в сегодняшний день из 70-х годов. Это прежде всего эстетика хиппи, которая столь активно выходит ныне на первый план. Связано это, видимо, с ощущением горячего дыхания возможной глобальной войны на коже целого поколения молодых людей, выросших в совершенно мирное время. В свое время движение хиппи тоже возникло как реакция отторжения на многочисленные войны.

Сегодня наряду с одеждой, обувью, аксессуарами хиппи активно предлагаются и головные уборы из того времени. Это разнообразные легкие цветастые платки и шарфы, повязанные вокруг головы (Coccinell), банданы (Le Printemps), а также платки, сочетающие себе стиль хиппи с не менее модным нынешней весной стилем сафари (Paul Smith).

К стилю хиппи можно отнести также мягкие шляпы с очень большими полями (черная от Blumarine или плетеная соломенная от Kostumfundus). Хотя это скорее все же перепевы мотивов 70-х годов в целом. Потому что широкополые (ну, очень широкополые!) яркие и цветастые шляпы появляются и в других линиях коллекций знаменитых дизайнеров одежды. Скажем, представляя чисто летнюю линию, Pucci сопроводил практически все свои модели именно такими очень мягкими цветастыми шляпами в тон платьям и костюмам. Не остались в стороне и другие модельеры, украшая свои шляпы в первую очередь цветочными и яркими геометрическими рисунками.

Еще одно любопытное направление шляпной моды необычной формы шапочки что называется в облипочку. Они сильно напоминают то ли головные уборы средневековых алхимиков (как их показывают в кино), то ли детские простенькие чепчики, то ли выполненные из тоненькой ткани летные шлемы. Как бы то ни было, изысканные женственные модели у Comme des Garcons, Veronique Branquinho сопровождались именно такими довольно нелепыми головными уборами.

Причем сочетаться они могут с чем угодно. Например, в коллекции Trend Les Copains мы видим такие карамельно-розовые шапочки в сочетании с довольно элегантным белым брючным костюмом, розовым шифоновым платьем и трикотажным морским брючным костюмом в полоску. Точно так сопровождает подобными шапочками практически все свои оригинальные модели и израильский дизайнер Viktor Bellaish. Причем цветовое сочетание у него может встречаться самое пронзительное (скажем, белое с зеленым).

И все же фаворитом по крайней мере весенней моды остаются кепки и фуражки. Женщины решительно отобрали этот предмет одежды у мужчин и, слегка преобразовав его, гордо водрузили на свои хорошенькие головки. Причем и фуражки, и кепки обрели в нынешнем сезоне значительные объемы и отличаются редкостным разнообразием расцветок и используемых материалов.

В некоторых коллекциях они напоминают о городских рабочих окраинах эпохи Великой депрессии (Stella McCartney), в других играют самостоятельную эстетическую роль (как в коллекции D&G, где маленькие элегантной формы черные фуражки прекрасно сочетаются с изысканными кружевными платьями). Причем стилистика современных женских кепок и фуражек не отсылает нас к знаменитым головным уборам российских политиков типа Лужкова и Жириновского, а отправляет гораздо дальше во времени на баррикады Великой Французской революции к уличному шику свободолюбивых Гаврошей.