История моего преображения. Не выглядеть рохлей


История моего преображения. Не выглядеть рохлей


ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВЫ ПОПЫТАЕТЕСЬ что-либо изменить в своей внешности, я бы хотела рассказать вам о том, с чего начала я. В один прекрасный день я вдруг поняла, что перешла в совсем иную «категорию». Это случилось вовсе не потому, что я излишне критична или склонна осуждать других. Я хочу определить причину того, почему женщина вдруг теряет привлекательность. Что касается меня, то я подхватила эту «болезнь», когда мне исполнилось тридцать пять, и страдала ею почти семь лет, пока не нашла «лекарство», которое я называю «лекарством для рохли».

Впервые я услышала это выражение в старших классах школы. Если учительница выглядела как старая матрона, ее называли рохлей. Это означало, что она одевалась старомодно или совершенно безвкусно. Уже работая в салоне красоты, я неоднократно слышала об этом, когда клиентки признавались, как они не хотели бы выглядеть. Я даже решилась на некоторое исследование, чтобы узнать, что конкретно имеют в виду мои клиенты под словом «рохля». Ответы были разные, но в основном они сводились к тому, что так называются особы, «небрежно и безвкусно одетые и причесанные, совершенно неинтересного и унылого вида». И если я спрашивала, может ли мужчина выглядеть рохлей, ответ всегда был утвердительным. А когда я спрашивала, можно ли в девятнадцать лет быть рохлей, то и в данном случае в основном слышала «да». Получается, что этим словом можно описать внешность как мужчины, так и женщины, причем независимо от возраста.

В конце 1990-х я, к великому сожалению, обнаружила в этой «армии» и себя. Изменения в худшую сторону произошли не в одночасье, а постепенно, пока я сидела дома и занималась воспитанием своих малышей. Я просто не придавала особого значения собственной внешности, поскольку крутилась как белка в колесе. Появление избыточного веса меня не слишком огорчило — я просто покупала одежду больших размеров и не оглядывала придирчиво свое отражение в зеркале. Главным критерием при покупке одежды было ощущение комфорта и удобства. Меня не очень заботило то, как я выгляжу в своих новых Нарядах. Первый шок я испытала, когда рассматривала Старые фотографии. Казалось, что на них совершенно другая женщина. В тот же день я осмотрела себя в зеркале и окончательно признала, что теперь совсем не похожа на ту изящную и эффектную девушку с фотографий. Мои волосы были собраны в примитивный пучок; на лице никакой косметики, а вместо контактных линз обычная оправа для очков; просторная одежда из мягкой ткани, скрывающая излишнюю полноту. Да, я действительно превратилась в рохлю.

Я хорошо помню, как это произошло. Я была постоянно занята решением каких-то проблем: бутылочки со смесями, пеленки, кормление по расписанию, да и, ко всему прочему, работа, которую я не оставила. Забота о собственной внешности отошла на второй план. Это может показаться странным, ведь моя работа как раз и заключалась в том, чтобы сделать посетителей моего салона красивыми, привлекательными. Тем не менее, каждый день стоя перед зеркалом и приводя в порядок внешность других людей, я никогда не смотрела на собственное отражение. Когда дети немного подросли, я тешила себя надеждой, что теперь у меня появится больше свободного времени и мне удастся наконец привести себя в порядок. Но оказалось, что на смену пеленкам пришли заботы о школе и домашних заданиях. У меня уже стало привычкой оставлять заботы о собственной внешности на потом.

Однажды я заглянула в магазин, где продавалась одежда по сниженным ценам, чтобы присмотреть для себя джинсы. Так получилось, что все брюки, которые я покупала в тот год, просто моментально стали мне тесны. Когда я попыталась втиснуться в джинсы 14-го размера* (когда я была моделью, то носила 4—6), до меня вдруг дошло, что произошло с моей фигурой за последние годы. Я смотрела на свое отражение и не узнавала себя. Мой внешний вид и стиль одежды нельзя было назвать женственным. Из зеркала на меня смотрело существо в огромной майке с короткими рукавами, на голове бейсболка, прикрывающая стрижку с перманентом, которая не требовала особого ухода, но казалась мне довольно милой. На самом деле в такой прическе не было ровным счетом ничего привлекательного, как и во всем моем облике.

Те джинсы 14-го размера я так и не купила. Направляясь к выходу, я увидела группу женщин, выглядевших так же, как я. Почти все они были облачены в мешковатые джинсы и майки огромного размера, на ногах кроссовки, а их волосы были спрятаны под бейсболки. Из всей толпы невозможно было выделить хотя бы одну женщину, которая имела бы сколько-нибудь привлекательный вид. Я не говорю лишь об одежде. У всех этих женщин бмл такой вид, будто они только что встали с постели. Куда же подевались красивые женщины?

В тот вечер я поведала эту печальную историю своей маме и спросила у нее, действительно ли выгляжу так, что мне впору носить 14-й размер. Она утвердительно кивнула головой. Я была просто сражена! Даже моя славная мамуля не отрицала, что я набрала лишний вес. По дороге от маминого дома, то есть все 30 миль*, я вела «серьезный разговор» с самой собой. Было очевидно, что нужно срочно что-то предпринимать. Мне предстояло проанализировать, когда же я перестала тщательно следить за собой.

Я вспомнила, что в тот год, когда я закончила свою карьеру в качестве модели, мне было тридцать лет. При росте 172 сантиметра мой вес составлял 45 килограммов. Я выглядела не просто изящно, я была гармонично сложена и всегда чувствовала, что люди с восхищением смотрят мне вслед. У меня была модная по тем временам прическа и совсем не много косметики на лице — чуть-чуть румян, слегка подкрашенные ресницы и губы. Я великолепно себя чувствовала, и мне всегда нравилось собственное отражение в зеркале.

Теперь я думаю, что основной причиной того, что я стала похожа на рохлю, стал мой избыточный вес. Рассматривая семейные фотографии, я убедилась, что проблема с весом возникла у меня сразу же после рождения второго ребенка. С годами я набирала все новые килограммы. Раньше, когда я встречала женщин, которым было слегка за сорок, но выглядели они старыми, уставшими и просто рохлями, я клялась себе, что никогда не допущу того, чтобы испортить свою фигуру, и не перестану следить за собой. В действительности оказалось, что произошло как раз то, чего я так боялась. В свои сорок три года я испытала так называемый «зеркальный кризис». Владелица одного из лучших салонов красоты в Сакраменто, могла ли я сказать о себе, что соответствую идеалу, который проповедую? Мой внешний вид служил не лучшей рекламой моему бизнесу. Мне нужно было измениться, вернуться к себе прежней, настоящей.

В процессе переоценки собственной внешности я начала приглядываться ко всем знакомым женщинам. И тут я обнаружила, что не одинока в этой зоне «отчуждения». Большинство моих знакомых перестали следить за собой. Исключением являются лишь особые случаи вручения каких-то ежегодных премий и наград, когда просто необходимо выглядеть эффектно. Что касается повседневной жизни, то создается впечатление, что люди желают лишь одного — комфорта. Или, может быть, женщины перестали стремиться к женственности?

Возможно, некоторые из вас сейчас воскликнут: «Так что, только женщины должны следить за своим внешним видом, а мужчинам это необязательно?» Никто никого не принуждает. Все мы можем, проснувшись утром, напялить старую привычную одежду и отправиться на работу. Однако я уверена, что большинство женщин все еще хотят быть привлекательными, они хотят, чтобы ими восхищались. Многие клиентки моего салона умоляют меня сделать все, чтобы они выглядели лучше. Я уверена, что стремление к красоте является целью любой, даже самой занятой женщины.

Мне хочется, чтобы вы мысленно вернулись лет на десять-двадцать назад. В то время женщины выглядели иначе, чем теперь, не правда ли? Я помню, что мне очень нравилось посещать самые модные магазины, такие как «Saks», «Joseph Magnin's», «Liberty House» и наблюдать за красивыми женщинами, выбирающими наряды. Когда и только занялась своей карьерой и начала зарабатывать достаточно денег, мне очень хотелось быть похожей на них. Посетительницы этих магазинов выглядели весьма достойно, были хорошо одеты и имели ухоженный вид.

Конечно, многие из тех дам, которыми я тогда восхищалась, не занимались воспитанием детей, и у них не было необходимости работать. Думаю, что современные женщины и, особенно, мамы, воспитывающие малышей, имеют слишком много проблем. Дело вовсе не в том, что мы умышленно игнорируем собственную внешность, в том, что направляем свою энергию на продвижение карьеры, на заботу о муже и детях, при этом нам хочется еще хоть как-то поддерживать свою физическую форму, уделять время друзьям. Так откуда же появится время ежедневно наводить на себя лоск?

Возможно, недостаток времени является лишь одной из составляющих уравнения. Ведь в том, что мы становимся рохлями, дефицит времени — всего только одна из причин. Дело еще и в привычке, а также в отсутствии знаний. Мы смотрим вокруг и пытаемся подражать тем, чья внешность и стиль нам нравятся. Мы любим прогуливаться с подругами в парке, ходить по магазинам, завтракать в уютном кафе. Если нам понравился новый наряд подруги, мы непременно хотим такой же. Думаю, что подобное бездумное подражание также является одной из причин распространения «вируса рохли». Если ваши приятельницы ничего не имеют против безвкусных и старомодных вещей, примитивных причесок и отсутствия на лице хоть какого-то макияжа, то и вы постепенно и неосознанно перестанете обращать внимание на то, как вы одеты и причесаны. Получается замкнутый круг, поскольку, принимая такой стиль жизни, мы невольно поощряем друг друга к подобному бездействию.